Выступление на Аудиофоруме в рамках ISR2017 IMG_20171031_151627 Full view

Выступление на Аудиофоруме в рамках ISR2017

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мягков Андрей, технический директор Московского Международного Дома музыки делится впечатлениями, накопившимися при эксплуатации оборудования.

Добрый день, коллеги.

Сегодня я хочу рассказать вам о том, с какими сложностями сталкивается наша организация в своей работе применительно к аудио технологиям. Я расскажу, как мы добились того приемлемого результата в звучании, который есть на сегодняшний день. И в итоге, мы с вами зададимся вопросом почему же это не находит отклик у производителя профессионального аудио оборудования.

Я не буду заниматься скучным перечислением, зачитыванием каталожных характеристик, демонстрацией проектов или слайдов акустического моделирования. Думаю, многие из вас бывали у нас на мероприятиях и имеют представление, какое у нас оснащение. Большинство из здесь присутствующих посещают концерты или самостоятельно работают на аналогичном оборудовании. В своей работе, мы все так или иначе общаемся на форумах, делимся друг с другом своими впечатлениями и опытом о прошедших мероприятиях, видимся на выставках и презентациях. Производители и дилеры с придыханием рассказывают нам о новых уникальных проектах в различных театрах и концертных залах.

Однако есть тема, которая как правило никем не озвучивается вслух. На нашем примере я хочу показать на сколь необходимо участие производителя акустических систем в процессе создания и реализация проекта оснащения залов. Это то, что мне сейчас кажется действительно важным, в мире, где аудиовизуальные технологии стремительно движутся вперед, делая нас своими заложниками, вынуждая нас с определенной периодичностью полностью обновлять техническую базу, для поддержания собственной актуальности.

Острота темы доклада обусловлена собственным накопленным опытом в эксплуатации звукоусилительных комплексов двух именитых производителей в рамках нашей и некоторых других организаций. Как показывает практика, акустические параметры залов, в которых устанавливаются звукоусилительные комплексы, редко бывают идеальными, а проекты оснащения редко бывают удачными, несмотря на всю свою первоначальную амбициозность. Коллеги, кто присутствует здесь из числа тех, кто эксплуатирует конкретные площадки, наверно меня поймут. Мне кажется, что из под мастерка строителей вышло ограниченное количество залов, о которых можно с уверенностью сказать, что это действительно акустически удачные проекты.

Итак, Московский международный Дом музыки, это одна из крупнейших концертных площадок города Москвы, имеющая 3 концертных зала: Камерный, Театральный и Большой филармонический зал. 4-й многофункциональный зал строится и оснащается на данный момент.

Сначала я кратко расскажу о Театральном зале Дома музыки, который первым начал встречать гостей. Это 530 кв. м., 496 зрительских мест. В начале 2000-х мы начали эксплуатировать комплект ARCS от Л.Акустика: это 4 кабинета в 3 кластерах +2 dvSub-а на сторону. В целом проект оказался не плохо реализован, а система звукоусиления получилась прилично звучащая, что как мы знаем естественно для Л.Акустика, но с некоторыми оговорками, в виде неравномерности покрытия зала и не корректным устройством усилительной комнаты.

С самого начала система эксплуатировалась включённой 24 часа в сутки с одним, а то и двумя мероприятиями каждый день. И вплоть до 16 года ни Арксы, ни усилители «Лабгруппен» не затребовали ремонта. Мне кажется это хороший результат для оборудования. Но это очень средний результат для проекта в целом, где не сложный по конфигурации зал не обрел соответствующего звучания. Сейчас конечно существует более продвинутое моделирование, а опыт накопленный отечественными специалистами более разнообразен, что с оптимизмом позволяет смотреть на реализуемый прямо сейчас проект в нашем четвертом многофункциональном зале, комплектуемым на оборудовании того же производителя.

В 2016 году в театральном зале мы временно установили граудстэк Meyer Sound M2D по 5 сателлитов и 2 M2D саба на сторону, решив тем самым проблему отсутствия исправного ПиЭя в Театральном зале.

Пускай эта краткая справка будет, первым намеком производителю о том, что само по себе великолепное звучание его компонентов не является залогом успеха проекта в целом.

В 2004-5 году Дом музыки получает свой первый комплект звукоусиления Meyer Sound M2D, причем для зала, в котором по замыслу архитекторов не предполагалось использование систем звукоусиления вообще. Большой Светлановский зал 1800 кв.м. и 1700 зрительских мест.

Проект звукоусиления, монтаж и настройку системы осуществляла крупная отечественная компания. Подозреваю, что проектировщики столкнулись с множественными проблемами, в том числе и со сложностями в определении точек размещения громкоговорителей. Ведь зрители по замыслу архитекторов располагаются не только перед сценой, но и за ней. Так или иначе, результатом явился подвес двух кластеров Лево-Право с размещением дилеев по залу и инфиллов на сцене.

В процессе эксплуатации системы пришло понимание, что ни с расположением «порталов», ни с количеством элементов в массиве, ни с углами раскрытия, ни с частотной коррекцией инженеры не угадали, а собственная акустика помещения при использовании звукоусиления привносила такие краски в звучание, что явственно стало необходимым что-то менять. Поскольку, по причине ограничений, связанных с нагрузкой на купол, сложностью с согласованием документов необходимых для переноса кластеров или добавления элементов в массивы, единственным вариантом что-то изменить оставалось только несколько раз в периоды межсезонья перебирать кластеры, пробуя различные сочетания расположения сабов, сателлитов, значения углов, до того момента, пока не удалось достичь некого стабильно удовлетворительного состояния.

За весь эксплуатационный период M2D мы чинили один раз усилитель и вытащили одну неисправную плату RMS.

Переворачивая страницу уже из жизненного цикла этого проекта, можно положительно оценить качество элементов M2D, их стабильность и надежность в первую очередь. И в очередной раз поставить неуд. в пункте реализация проекта звукоусиления.

В 2012 году Московский международный Дом музыки получает новую систему звукоусиления Meyer Sound MICA , а так же систему электронной коррекции звука Meyer Sound Constellation.
Здесь я также не буду вдаваться в технические нюансы, подробно перечислять номенклатуру оборудования или рассказывать о Constellation. Об этом и так уже много где написано. Здесь более важен посыл, который красной нитью пронизывает все мое краткое выступление. Это отношение производителя профессионального оборудования к тому, как будет применено его собственное творение.

Тот, кто хотя бы раз обращался к дилерам за просчетом звукоусилительного комплекта топового производителя, наверняка сталкивался с пафосными заявлениями о том, что проект должен отправиться в головной офис компании, где пройдет процесс согласования, проверки правильности расчета, или даже там и будет рассчитан. Звучит здорово, правда? А как как же это соотносится с реальностью? В нашей истории с инсталляцией Meyer Sound MICA похоже никак.

Для наших зарубежных партнеров наверно может показаться странным, я не знаю их практики, но в нашей реальности нормальной бывает ситуация, когда Проект по ТЗ заказчика делает одна компания, реализует проект другая компания, а подрядчик по работам третья компания. И в нашем случае ни у одной из последних перечисленных, де факто не оказывается персонала способного на уровне выполнить расчеты и финальную настройку системы.

Параллельно инсталляции Meyer Sound MICA в зале проводились работы по установке и настройке системы Constellation Meyer Sound. И вот здесь уже все серьезно, запатентованная история, идет кропотливая работа, акустические измерения, многодневные прослушивания, тесты, финальная пуско-наладка. Процессом руководит непосредственно идеолог этого проекта и ведущий специалист в Meyer Sound..

В связи с этим у меня возникает внутренний диссонанс, как одно направление оказывается важнее другого направления у одного и того же производителя? …

В конечном итоге нам для финальной настройки MICA все же выделяют, видимо самого не нужного специалиста из состава инженеров работающих по направлению Constellation. Казалось бы, Happy End? Но нет! … Вы знаете, сколько стоит система Constellation? Нет, но наверно догадываетесь… Вы знаете, кто ее настраивает? Да! Это несравненный мистер Пилоу, без иронии…

Вы знаете, сколько стоит два линейных массива Meyer Sound по 10 сателитов MICA, по 2 600-х саба+ инфилы, дилеи и аутфилы? Думаю, можете себе представить. А Вы знаете того человека, который все это действительно сможет корректно рассчитать и настроить? Мы нет!.. Мы не знаем этого человека. Мы не знаем, какой проект он реализовал до этого и был ли этот проект успешен. Похоже Вы уже догадались о результате. В нашем случае в партер первоначально не играла ни одна колонка из колбасы, а это практически пол зала. Зато на месте звукорежиссера можно было неспешно рассуждать о нюансах в исполняемом произведении. Локализация? Необходимость в центральном кластере? Об этом, похоже, никто даже не задумывался.

У меня есть еще небольшая история.

Ранее, еще работая звукорежиссером на мероприятии, в одном, на тот момент не давно открывшимся зале, прослушав любимую фонограмму на пульте и восхитившись масштабным количеством завешанных сабов, я спросил у инженера, как же так, почему же это все так звучит? При этом зал уже функционировал некоторое время. Понимаете? И уже позже, коллеги мне сказали, что там, где-то есть удачный Ахромеевский пресет и с него можно работать))). Сейчас, там конечно давно уже все ОК, проведены работы и все выровнялось. Но ситуация аналогична нашей, как под копирку.

Естественно, со временем, мы так же перебрали систему, поменяли углы и высоту кластеров, достигли состояния, когда звукорежиссер получает звуковую картинку схожую с той, которую получают остальные зрители в зале. MICA так же стабильна, как и предшествующая ей M2D и не требует к себе особого внимания. Мы достигли такого качества звучания, которое должны были получить сразу. Но как сказал один футболист «Наши ожидания — это наши проблемы».

C конца 90х годов я работал в прокате, в Доме музыке, в других залах и с уверенностью могу сказать, Большой Светлановский зал Дома музыки самый сложный зал в плане работы для звукоинженера и звукорежиссера. Здесь естественная акустика в сочетании с системой звукоусиления и системой сценического мониторинга является очень тонкой материей, способной как украсить, так и разрушить выступление любого исполнителя. Специалисты, работающие у нас на постоянной основе, признают тот факт, что опыт работы в нашем зале позволяет с легкостью решать задачи в других местах, а работа звукорежиссером на других площадках оказывается легкой прогулкой.

Теперь, имея возможность анализировать все услышанное, вы можете задастся вопросами, почему же производители профессионального оборудования так поверхностно относятся к тому, каким в итоге будет результат. Почему никого в этих кампаниях не беспокоит, как в итоге будет звучать созданная ими система ежедневно, в КОНКРЕТНОМ концертном зале? Почему отсутствует, скажем, годовой период, когда производитель собирает мнение пользователя и бесплатно вносит необходимые коррективы в работу системы, доводя ее звучание до совершенства. Почему у производителя отсутствует список джентльменов с бэкграундом и рейтингом, которых он делегирует на объекты для предотвращения своих же имиджевых потерь в будущем. Вопросы…

Надеюсь, мой краткий спич по истории звукоусиления в Доме Музыки в наш юбилейный год позволит производителям сделать правильные выводы по работе на нашем рынке. Здесь не достаточно просто иметь торгового представителя или смотрящего за дилерами. Здесь во всем необходимо личное участие.

СПАСИБО.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •