Уши или образование ears_or_edu Full view

Уши или образование

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 

Карл Винклер, Lectrosonics, задаётся вопросом: можно ли научиться пониманию музыкального  контекста для достижения наилучших результатов при микшировании.

Я довольно много думаю о том, какую роль играет музыкальное образование в микшировании аудио. На нескольких он-лайн форумах были многочисленные обсуждения этой темы, и ответы в равной пропорции разделились между «не нужно, это не обязательно», «это реально вредит» и «это, безусловно, помогает».

Так как я получил степень по музыкальному исполнительству, я предвзят в этой теме, и мое мнение склонялось в сторону лагеря «это помогает». До сих пор это не особо работало, и мне интересно, как это действительно может помочь…

Если оценивать работы микс-инженеров, то есть много парней и женщин, которые реально не имеют формального музыкального обучения. Очевидный пример — Al Schmitt, который заработал целый арсенал наград «Грэмми» за работу с такими артистами, как Фрэнк Синатра, Тото, Дайана Кролл и многими другими.

Хоть он и студийный инженер, я думаю, что его пример можно применить и для звукоусиления. В одном я уверен — мистера Шмитта никогда не называли «немузыкальным», по крайней мере, я никогда не слышал, чтобы о нём так высказывались.

Моя догадка состоит в следующем — хотя у него нет «официального» музыкального образования, он обладает умением «слышать», то есть весьма чувствителен к музыкальной эстетике, это удивительное чувство, важное не только в техническом аспекте, но и в том,  как все звуки соотносятся друг с другом в определённом контексте.

Это выводит нас на ключевую точку: для достижения наилучших результатов в микшировании аудио, жизненно важным является контекст. Но как научиться его понимать?

Вопрос стиля

С любой форме искусства есть те, кто специализируется на определенном стиле, и те, кто вроде бы способен выйти за пределы определённой эпохи, и встать «вне времени». Относительно аудио — я слышу, что есть микс-инженеры, у которых музыка определяет их стиль микширования, в то время как другие пытаются найти музыку в их собственном стиле микширования.

Когда я был туровым звукоинженером Нотных Авиаторов (джаз-бэнд ВВС США), то обнаружил, что важно проводить время с группой на репетиции, чтобы понять следующее: аранжировку, баланс внутри различных секций бэнда, баланс между секциями, и общее ощущение от исполняемой музыки.

В процессе этой работы я пришёл к выводу, что барабаны вместе с басом создают определенную ритмическую фактуру, на основе которой духовые создают грув. Это реальная физическая вещь — акустическая волна от бочки влияет на диафрагмы духовиков. Постойте достаточно близко к подобному коллективу, когда они играют, и вы сможете получить это ощущение.

Так что я при микшировании пытаюсь передать зрителям то, что ощущаю, но делаю это не слишком навязчиво, или «по-рокнролльному», когда чувствую, что музыка не должна быть представлена очень «бигбэндово». Реализация этого подхода определяет выбор микрофонов на барабанах (три микрофона – один на «бочку» и два оверхеда), использование эквалайзера (не много, только, чтобы выявить определенные вещи, и убедиться, что другие элементы не стали вылазить), и установка уровня барабанов по отношению к остальному миксу (для поддержки основного саунда).

Я чувствовал, что результат был убедительным для текущего образа группы, выявляя динамику и воздействие, над достижением которых они так тяжело работали, но без излишней энергии от ритм-секции. Но разве это моё музыкальное образование помогло  достичь этого, или это было какое-то врожденное музыкальное чутье, чему нельзя научить?

Внутренние голоса

Еще один аспект микширования, очень важный при работе с биг-бэндом – это внутренний голос. Нет, я не имею в виду маленькие голоса в моей голове, которые говорят: «посмотри на женщину в третьем ряду».  Скорее, я имею в виду соотношение всех инструментов в диапазоне между басом и тарелками.

Любая аранжировка — рок, джаз, классика, или что-то иное — опирается на конкретное голосоведение. Я говорю о порядке нот, от самых низких до самых высоких в аккорде. Если вы, как микс-инженер, не осознаете этого, то, скорее всего, вы не понимаете, что третья нота в аккорде определяет, является он мажорным или минорным, что пятая вместе с тоникой образуют «каркас» аккорда, а всё, что выше пятой ноты — это гармоническое украшение, но, тем не менее — важная часть с точки зрения ведущих нот, гармонии и того, какие типы разрешений могут быть использованы для данного мелодического материала.

И, возможно, микс-инженер может упустить (или не знать), что инверсия аккорда чрезвычайно важна для музыкальной гармонии, и таким образом, является одним из важнейших элементов музыкального стиля, такого, как джаз, например. Примером может быть духовая секция свинг-коллектива (например — Brian Setzer’s Dirty Boogie), где один из инструментов духовой «пачки» может сакцентировать не ту ноту, в результате чего подчеркнутым оказывается не тот аккорд. Разница может быть довольно тонкой, но она может выдавать определенное количество «слухового песка» для музыкального опыта, по крайней мере, — части аудитории. И давайте смотреть правде в глаза – это просто не правильно.

Но «правильно-неправильно» ведёт нас к образовательному процессу. Еще один способ выяснить «кто что играет»: слушать и думать, не загромождая работу запутанной терминологией. Другими словами: как вы думаете, это звучит?

Новый ответ

«Самый важный инструмент в аудио — это… ?» Я часто задаю этот вопрос, проводя семинары. Раньше считалось, что в ответ я хочу услышать «наши уши». Но я предпочитаю ответ «наши мозги».

Конечно, хорошие уши являются одним из важнейших компонентов в процессе микширования, и без них мы не достигли бы правильных целей для наших аудио-систем. (Хотя я уверен, что отдел маркетинга нашёл бы способ, занимайся он своей работой по-настоящему!)

Но мое мышление стало меняться, когда я понял, что без работы мозга то, что уши говорят нам, не может быть интерпретировано и истолковано, и никакой план действий не может быть разработан. Другими словами — мы можем услышать проблему, но если мы не можем предложить решение, то какой смысл в слышанном?

Например, если есть шум в системе, то это 50Гц? 100Гц? 200Гц? И если это действительно 50Гц, то где начать искать решение?

С другой стороны, отсутствие смысла в создании эстетически удобного микса разве не приводит к пониманию таких вещей, как структура усиления и прохождение сигналов, не говоря уже о голосах и пространственных отношениях? Другими словами, это может быть технически «правильно», но звучит ли это хорошо?

Возможно, ваш микс является «достаточно хорошим», и как любая вещь на стыке искусства и технологий, несет некую форму компромисса. Однако если бы вы знали способ улучшить свой микс, разве Вы не захотели им воспользоваться?

Равные ценности

Мое решение этой головоломки базируется на теории, что музыкальный слух и музыкальное образование имеют относительно равную ценность, и поэтому для улучшения миксов следует сосредоточиться на обоих моментах. Моя теория рекомендует идти по этим линиям:

— Если учесть посещение аудио-школы, то в учебную программу нужно включить курсы музыкального образования (Сольфеджио, Теория музыки, и т. д.). Чисто технический аудио-тренинг может привести к набору навыков, но музыкальное образование позволяет говорить и с музыкантами «на их языке», и в своем собственном разуме.

— Проводите много времени, слушая разнообразную музыку, и попытайтесь определить общие элементы между стилями, а также те вещи, которые их различают. Также очень важно слушать акустическую музыку как можно чаще – если Вы не знаете, как инструменты звучат сами по себе, без усиления, то какие рамки вы выберете?

— Определите ваш собственный стиль микширования, и виды музыки. Ведь есть различия даже между панк-музыкой из Нью-Йорка и панк-музыкой из Лос-Анджелеса? (Я полагаю, этим я показываю мой возраст.)

— Если музыка, которую вы микшируете, создана до эпохи звукоусиления (классика, биг-бэнд,  джаз и т. д.), поймите контекст, как в музыкальном, так и в акустическом плане. Например, какие типы помещений изначально требовались для этих жанров? Другими словами: зачем ставить большое количество реверберации на соло баритон-саксофона в большом оркестре? Это просто не подходит. Не в реверберации дело, а в том, что и музыканты, и аудитория ожидают услышать то, как это должно звучать.

Опыт многих успешных людей, работающих микс-инженерами в про-аудио без формального музыкального образования, делает убедительным аргумент, что такое образование может быть лишено смысла для повышения квалификация. Возможно, их способности и успехи — дело врожденное, природное музыкальное чувство, наряду с «большими ушами» и очень большим реальным опытом.

В то же время напрашивается вопрос: могли бы они быть лучше в том, что они делают, продолжив обучение? Разве мы все, как правило, не становимся лучше в своём деле, узнав больше?

Карл Винклер

Оригинал материала.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Обсуждение