Сабы по центру center_sub Full view

Сабы по центру

 

Тодд Хартманн спешит поделиться решением, которое реально облегчило ему жизнь.

Мы потратили несколько лет, экспериментируя с различными типами расположения сабвуферов, и каждый раз приходили к одному и тому же выводу: выигрывая в одном, мы теряем в другом.

Размещение сабов по принципу «левый-правый» расширяет покрытие по бокам, но имеет ощутимые зоны подъема уровня (power alley) и зоны снижения давления. Горизонтальный массив имеет ровное покрытие впереди и заметное снижение давления по краям. Применение сабовой арки (при помощи задержек) улучшает боковое покрытие, за счет снижения плотности баса. Кардиоидная установка «фронт-спина-фронт» увеличивает плотность, но снижает SPL. Можно и продолжить, но имеется некая идея.

Установка сабов особенно сложна в аренах, где большое открытое пространство и жесткие (как правило – бетонные) поверхности добавляют низу довольно много «мути» в рассеяном поле, плюс имеется необходимость охватить довольно широкое пространство – до 180 градусов и более. Наиболее распространенная практика: установка сабов под левым-правым массивами, где подвешено восемь или более боксов, или подвес непосредственно за массивом. Во втором случае гребенчатый фильтр проявляется с математической точностью.

Мне нравился горизонтальный массив, когда сабы расположены вдоль переднего края сцены, и равномерно удалены друг от друга на четверть длины волны от заданной частоты. Покрытие на полу перед сабами достаточно ровное и плотное, но в других местах – не совсем. С этой проблемой мы вновь столкнулись, когда готовили систему для Пасхального служения, которое Церковь Austin Stone Community проводила в Центре Фрэнка Эрвина, принадлежащего Техасскому Университету.

FlownSub_1
Пасхальное служение в Эрвиновском центре.

 

Основная функция Эрвиновского Центра – университетские баскетбольные игры, также значительную часть года он принимает концертные туры А-класса, обеспечивая вместимость 15 000-17 000 человек. Удлиненный пол, с расстоянием около 35 метров от сцены до FOH-позиции, сильно расширяющиеся верхние ряды, практически идеально круглые в верхней части арены.

Мой типичный горизонтальный сабовый массив совершенно не подходил для этого места. В то время, как в партере низ звучал (и ощущался) просто фантастически, стоило подняться буквально на несколько рядов, чтобы ощутить резкое падение давления в НЧ-области. Можно попытаться избежать этого за счет создания виртуальной сабовой арки (применив задержки) для НЧ, но тогда весь массив начинает звучать «рыхло», из-за разницы в прибытии звука.

Я был полон решимости найти выход. Должен быть лучший способ получить равномерное покрытие впереди и с боков, без «громкой аллеи» и без гребенчатых фильтров. В идеальной ситуации низкочастотная составляющая должна поступать из одного источника, и он должен быть расположен на равном расстоянии между левым-правым массивами. Где же это может быть?

Новое направление

В последнее пасхальное воскресенье, когда церковь вновь арендовала арену, я имел уникальную возможность попробовать другой подход. Работая с местными прокатчиками Big Sound House, мы спроектировали и развернули крупномасштабный, одинарный, подвесной сабовый массив. Это еще предстояло проверить, но когда мы его только подвесили, челюсти уже начали падать.

Начало задала Сара Батт, которая подглядела идею у Джона Миллза, системного инженера тура “Goin’ Coastal” Кенни Чесни. Миллз сделал два огромных (каждый по 20 сабов Electro-Voice X-Line) подвесных массива, подвешенных в центре, между левым и правым главными массивами. Смысл в том, что два массива выступают как единый источник, расположенный в мертвом центре, без «громкой аллеи» и провалов в любой точке зала. Эта идея заставила мой мозг работать.

Существовало четыре основных вопроса, которые требовалось решить, чтобы идея стала успешной. Во-первых, система должна быть экономически эффективной. Увеличения бюджета не предусматривалось, и я не мог позволить себе добавить больше сабовых боксов. Во-вторых, мы должны были использовать преимущество вертикального подвеса сабов, обеспечивающего нулевую направленность на 90 градусов, чтобы уменьшить обратное давление на сцене. В-третьих, массив должен быть коротким, так как длинный массив уменьшает вертикальное раскрытие, делая его более направленным. В нашем случае сабы должны вести себя как точечный источник.

И, последнее – они должны быть кардиоидными. Я обнаружил, что в аренах гулкий низ происходит из-за того, что я добавляю в микс больше НЧ-инструментов, потому что мне хочется, чтобы низ лучше ощущался. С другой стороны, с кардиоидными сабами я использую меньше низа в миксе, добиваясь плотного ощущения внизу и уменьшая количество неприятной энергии от поздних отражений.

Поиграем с этим

Я рассчитал два массива, каждый из шести сабвуферов Adamson T21, расположенных один за другим. Так как они обеспечивают большее звуковое давление, чем большинство сабов 2х18 на рынке, их требуется меньше, чтобы достичь желаемого SPL, что также делает подвес более коротким. Четыре дополнительных Т21 были размещены на полу, чтобы заполнить низ в зоне партера прямо под сабами. Основной массив состоял из 12 Adamson Y18 с каждой стороны, четырех Y10 для даун-филлов и 12-ти Y10 для сайд-филлов. Усилители – 30 штук Lab.Gruppen PLM 10000Q, со встроенными процессорами.

FlownSub_2
Слева – скриншот компьютерной модели, справа – диаграмма направленности массива с пресетом EF66 (согласно Adamson).

 

Расчет точного расстояния между двумя сабовыми массивами, оптимизация уровней и времени задержек были произведены совместно специалистами Adamson и их французским дистрибьютором DV2. Результатом стала кардиодная диаграмма от 40 до 80 Гц, где для сабов была определена точка кроссовера. Пресет с названием «EF66», как назвал его Adamson, предназначен для подвеса двух сабовых массивов на расстоянии 66 дюймов друг от друга, отталкиваясь от центральной частоты 51 Гц. Для предотвращения раскачивания, и следовательно – изменения точного расстояния, между двумя масивами был установлен кусок трубы, зафиксированной на переднем краю заднего массива и заднем краю переднего. И наконец, был построен мост из небольшого профиля, чтобы по нему приходили кабели на сабы, и чтобы уменьшить кабельные «хвосты» при монтаже.

FlownSub_3
Вид на центральные сабы, также видна основная система.

 

Миссия выполнена

Все сомнения и страхи были развеяны после того, как мы послушали систему. Я боялся, что сабы в подвесе потеряют «удар», но этого не случилось. Низ был очень плотный, чистый и ровный. Падение в давлении составило всего около 7 дБ от первых рядов до самых верхних и, что самое главное: баланс между сабами и основной системой оставался неизменным, а микс воспринимался полно и ясно, где бы вы ни находились.

Сзади звуковой системы, кардиоидный режим проявил себя отменно. Было тихо так, что даже жутко. В последние четыре года, когда я работаю с Big House, я слышал, как звучит эта система сзади десятки раз. И всегда было серьезное давление сзади системы, но не сегодня! Можно сказать, что была практически тишина, только слышна была где-то 1,5-секундная задержка отражений от задней стены.

Когда было сделано все, что было сказано, мы не могли быть недовольными результатом. Это был самый настоящий хэнд-мейд : мягкий, тугой, и самый низкий из всех «низов», которые я когда-либо слышал в аренах. Комментарии по поводу качественного низа не прекращают поступать, а один продакшн-менеджер сказал мне, что ни в одном туре он не слышал такого низа в этой арене. Может, это всего лишь комплимент, но мне нравится получать комплименты.

FlownSub_4
Звуковая команда Пасхального служения в Эрвиновском Центре, слева направо: Марк Мэй (системный техник), Сара Батт (системный инженер), Тодд Хартманн (FOH-инженер, дизайнер), Фиона Ченг (патч-техник), Матео Родригез (мониторный инженер), Коди Хестер (системный инженер).

 

Я абсолютно верю в обмен идеями там, где нужны идеи, особенно в нашей индустрии. Нам повезло воспользоваться действительно великими идеями, чтобы вывести нашу работу на совершенно новый уровень. Я испытываю огромное уважение к таким людям, как Дэйв Рэт, которые постоянно генерируют новые концепции, потому что они увлечены живым звуком, и хотят, чтобы у всех нас было все лучше в целом.

Мы, в некотором смысле – стоим на плечах гигантов. И все мы с нетерпением ждем, что в будущем будут сделаны большие открытия, и мы продолжим улучшать то поле, на котором трудимся.

coda_f

Тодд Хартманн

Обсуждение