Работаем с бочкой

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 

Борис Никитинский считает, что звучание барабанов – тема, про которую можно написать отдельную книгу.

Да их уже и написано немало. Правда, больше на иных языках, но и там особых секретов нет, больше общие места.

На звук барабанов влияет не меньше факторов, чем на звучание гитары. Материал, из которого изготовлено кодло барабана (клен, береза, бук, дуб); толщина кодло; обода: литые, штампованные или деревянные; пластики: одинарные, двойные, с глицерином, или с напылением; палки: тяжелые или легкие, с пластиковым или деревянным наконечником, короткие или длинные; ну, и естественно — звукоизвлечение. Вариантов масса. Но это всё находится (или должно находиться) в ведении самого музыканта. А вот задача звукоинженера  — донести этот звук до слушателя.

Самый сложный инструмент в составе барабанной установки – бочка. Звук бочки состоит как бы из трех компонентов (шлепок, «пум», и «у-уф»). С первыми двумя обычно вопросов нет. Колотушка и рабочий пластик бочки создают «шлепок», размер, материал бочки отвечают за «пум», а вот с «у-уф» сложнее. Этот третий компонент лежит только в НЧ-области, от него зависит «дыхание» бочки, он создает тот звук, от которого штаны прилипают к ногам, а ритмическая вибрация в животе создает ощущение кайфа.

Когда вы используете один микрофон для снятия звука бочки, то вам все время приходится находить компромисс между этими тремя компонентами звука.

Разместив микрофон подобным образом:

вы получаете баланс между шлепком и «пум», но теряете «у-уф». Отодвинув его дальше, получаете «у-уф», но теряете шлепок, задвинув микрофон глубже в бочку, выдвигаете шлепок на первый план при полной потере «у-уф». Эквалайзер тут не помогает: гул можно создать, конечно, но это не то, чего мы хотим на самом деле.

Небольшая предыстория вопроса.

Однажды мы делали работу для Sony/BMG. Писали произведение композитора Говарда Шора – того самого, который написал музыку к «Властелину Колец». С Шором постоянно работает звукоинженер John Kurlander. Человек легендарный, начинал на Abbey Road, делал одноименный альбом Beatles. Сейчас работает в Голливуде (Голливуд для мирового шоу-бизнеса – то же самое, что Москва для России).

В его райдере был такой пункт, относящийся к большому оркестровому барабану: JBL 2226H. «Забавно, — подумали мы, — ведь это 15” динамик». Кроме микрофона DPA, для басового барабана требовался еще и динамик! Причем, по инпут-схеме он был подключен к входу микрофонного преампа!

Динамик, как и половину требуемых микрофонов, Джон привез с собой. Обычный динамик, мы его померяли: 8 Ом, никакого апгрейда. Оказывается, Курландер использовал его как микрофон, для снятия самого низа с большого барабана. Гениально: динамический микрофон и динамик имеют идентичную конструкцию, только работают, скажем так — в разные стороны. Поэтому идея использования динамика в качестве динамического микрофона с очень большой диафрагмой оригинальна, остроумна и очень логична. Послушав в аппаратной, что получается в результате, мы были весьма рады добавить еще одну полезную фишку в свой арсенал.

Я вспомнил, что где-то за две недели до этого Yamaha разослала пресс-релиз о выпуске нового прибора Subkick. Принцип тот же, только динамик помещен в корпус и поставлен на стойку. Самый известный пользователь – Dave Weckl. Разговорившись с Джоном об этой теме, я рассказал ему про Yamaha Subkick.

Он сказал: «Нет, нет, это придумала не Ямаха. Это придумал я, когда в конце 60-х работал на Эбби Роуд. Все остальные подглядели эту фишку у меня». И теперь этот принцип – использования разных микрофонов для разных компонентов звучания бочки широко используется в студиях и звукоусилении по всему миру. Даже барабан без переднего пластика снимают подобным образом.

На фото внизу: запись бочки в лондонской студии Hear No Evil.

С применением этой техники все компоненты звучания бочки оказываются на месте: баланс между шлепком и «пум» задается расположением микрофона, а низкочастотный «у-уф» снимается динамиком. Микшируя эти сигналы, вы достигаете правильного, комплексного звучания бочки без деструктивного применения эквалайзера.

Ямаховский Subkick, выглядит, конечно, эстетичнее:

Теперь еще один момент, крайне важный – настройка барабанов. Мне приходится встречать в «профессиональной» российской прессе мнение, что звучание барабанов не имеет конкретной высоты. Это не правильно. Посмотрите, где расположена бочка на клавиатуре любого воркстейшена. Обычно – это «си» контроктавы, или «до» первой октавы. Не зря же она у всех стоит именно там. И это необходимо учитывать музыканту при настройке барабана.

А так как звучание бочки имеет определенную высоту, это нужно учитывать в аранжировке. Партия баса должна быть четко согласована с бочкой. Только тогда появится грув, и музыка будет по-настоящему «шевелить». Иначе, как говорил товарищ Сталин по другому поводу, будет «сумбур вместо музыки».

Что чаще всего и происходит.

Хороших миксов!

_____________________________________________________________________________

editor_in_chiefБорис Никитинский

Главный редактор Live Sound Journal.

В про-аудио больше 25 лет, в разных ролях. Работал звукоинженером в ММДМ, гастрольным звукоинженером, про-аудио специалистом в компании Yamaha Music Russia, также несколько лет как звукоинженер большой церкви, автор публикаций в про-аудио прессе.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •