Изящные танцы Delicate_dance Full view

Изящные танцы

 

Старая аксиома — «все хорошо разбираются в двух вещах: в своей работе и в звуке». Другими словами — каждый член аудитории является аудио экспертом. Поэтому трудно обеспечить «правильный» тональный и уровневый баланс, который удовлетворит всех.

Здоровые отношения между звукоинженером и зрителями предполагают способность инженера создать микс, приемлемый для ушей большинства слушателей. Чтобы добиться успеха, микс должен представлять вразумительный вокал, правильное сочетание мелодических инструментов, достаточный уровень низа и ритмических элементов, и все это должно быть сцементировано в песне.

Отношения между инженером и сценической командой, однако, требуют более тонкого подхода. Поскольку люди на сцене и инженер взаимодействуют все время, должна быть создана и постоянно поддерживаться атмосфера взаимного доверия и уважения. Кроме того, звукоинженер — единственный член команды, который также является членом аудитории, он должен обладать достаточным простором в действиях для создания микса, подходящего для слушателей.

И, поскольку взаимодействие столь многогранно, FOH-инженер должен уметь одновременно удовлетворять порой противоречивые просьбы со сцены. К счастью, эта идеалистическая цель могут быть претворена в жизнь при помощи нескольких рекомендаций, выработанных многолетним опытом.

Командная гибкость и ответственность

С точки зрения инженера управление отношениями — это триада, основанная на искренней заботе о команде, желании достучаться до своей аудитории, и личном драйве, что позволит выступать на самом высоком уровне. Микширование аудио — зависимая задача, для функционирования она требует участия других людей.

Если кратко – когда группе нечего показать, то и для саундмена работы нет. К сожалению, некоторые инженеры придерживаются противоположной точки зрения. Они утверждаю, что их опыт и «золотые уши» всегда «вырулят». Такое спорное взаимодействие между FOH-позицией и сценой подрывает основную цель — обеспечение благоприятных условий для сопереживания.

Проницательные музыканты понимают свою роль в команде, как работу на лидера. В том же ключе работу звукоинженера можно классифицировать как «служение служащим», в смысле — наша ответственность заключается в поддержании командного взаимодействия, чтобы привести аудиторию к определенному переживанию.

Поэтому, способность звукоинженера быть сопричастным является более важным, чем его способности. Инженер должен видеть свою работу с командной перспективы, чтобы быть не фейдер-жокеем, а значимым членом команды.

В качестве практического примера: если на саундчеке вокалист жалуется на уровень монитора, надо дойти до сцены, постоять рядом с ним и послушать монитор с его позиции. Чтобы понять проблему на самом деле, недостаточно просто нажать AFL, и надеть наушники.

Нужно ставить потребности других выше своих собственных. Хотя, как и во всех многослойных отношениях, потребности некоторых должны быть сбалансированы потребностями большинства.

Например, «потребность» гитариста разогнать на сцене ламповый усилитель ограничивается потребностью вокалистов слышать друг друга. Опять же, помещая теорию в практику, — задача барабанщика заключается в том, чтобы четко держать время (темп и ритм), а не в том, чтобы играть так громко, что его приходится ограждать прозрачными щитами, чтобы как-то приглушить шум. Таким образом, перед звукоинженером лежит необходимость серьезно обсудить вопрос с барабанщиком, а затем привести команду к консенсусу на уровне, соответствующем барабанам.

Доверие зарабатывается. Когда лидер-вокалист просит «больше меня» во время репетиции или саундчека, обращение к ручке «плацебо» или виртуальные пассы над консолью — это не ответ. Для развития командного уважения, лучше ответить в talkback-микрофон: «Мы можем поработать над этим. Какую часть микса Вы не слышали? Возможно, что-то в мониторе слишком громко, и я могу это убавить, чтобы Вы лучше слышали остальной микс»?

Инженеры пытаются избежать возникновения обратной связи путем уменьшения громкости и частот. Однако типичная группа верит — чем громче, тем лучше,  и часто не понимает, что уменьшение одной части делает чище целое. Таким образом, мы должны вовлекать группу в позитивный диалог, заверяя их, что мы работаем для их блага, а затем предложить более рациональный способ достижения цели.

Мы также должны понимать сценическую иерархию. Если запрос басиста конфликтует с запросом фронтмена, нужно выполнить запрос фронтмена, а потом пройти на сцену и объяснить басисту, почему его запрос оставался невыполненным. В зрелой команде музыкант поймет.

Однако если музыкант реагирует отрицательно, мы можем решать вопрос непосредственно с фронтменом, или, в менее конфронтационной манере — пригласить его к позиции музыканта и предложить компромиссное решение, оставляя окончательное решение за лидером.

Правдивость и тактичность

«Как мы звучим в зале»? Группа хочет знать, как их видение реализуется в аудитории. Честность в сочетании с различением являются ключом к успеху, когда дело доходит до интерпретации воздействия группы.

Если группа просадила модуляцию или вокал был искажен, и аудитория это заметила, говорите правду. Если, однако, это был лишь незначительный технический или музыкальный глюк, оставьте его в покое. Если аудитория не услышала, ничего не произошло. Для подавления теорий заговора внутри коллектива и установления контакта, пригласите фронтмена как-нибудь провести репетицию из FOH-позиции.

Разница в звуковой перспективе предупредит его о трудностях технического персонала, это строит доверие, приводя в результате микс в соответствие с его желанием.

Мониторное безумие

Если каждая репетиция происходит подобным образом: группу загнали на сцену, первая песня заканчивается, и вся команда наперебой кричит требования незадачливому звукоинженеру, то для улучшения этой ситуации установите с лидером группы «круговую» систему приоритетов.

Для начала лидер выполняет свой mic check, и каждый член группы согласует его уровень в своем локальном мониторе. Далее, то же самое для вокалистов, затем клавишных, гитары, баса, и барабанов. Теперь, после того, как предварительные уровни согласованы, «хаос первой песни» уменьшается, и команда в следующем раунде «круговой» системы повторяет цикл, начиная с лидера, приходя к нужному результату.

Хронических жалобщиков можно смягчить системой «разделяй и властвуй».

Если, например, группа из трех певцов делит один мониторный микс, и один вокалист заявляет, что два других – громче его, выходишь на сцену и слушаешь с их точки зрения. Если, на ваш взгляд, уровни корректны, попросите других певцов подтвердить ваше наблюдение. Если они с вами согласны, то перед преимуществом 3:1 протестующий согласится с обоснованностью микса, чтобы сохранить лицо.

Когда подающий возражение является авторитетом по иерархии, то необходим другой подход. Если его запрос может быть частично выполнен, спросите разрешения не обращать внимания на требования других. В подобном тяжелом случае выполните требование, и объясните другим участникам, что это лишь последствие сурового запроса, желательно в неугрожающей манере.

Микширование вживую — это гораздо больше, чем «кручение ручек». Это требует толстой кожи, мягкого сердца, быстрого ума, и должно быть окроплено политической проницательностью. Когда оно успешно, наверное, это одно из самых полезных действий, доступных сегодня в про-аудио.

Кент Моррис

Оригинал материала.

Обсуждение