Инэйры: ложка дегтя in-ear_wrong Full view

Инэйры: ложка дегтя

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 

Это письмо с «другой стороны» ушных мониторов. Иногда, в спешке применения новых технических средств для вокалистов и музыкантов, мы забываем, что многие из этих команд состоят из людей с уникальными потребностями и предпочтениями. Ниже приводится письмо, в котором подробно расписана «темная сторона» ушных мониторов. Персональный мониторинг для многих коллективов является хорошим решением, но есть и некоторые проблемы, о которых необходимо знать, прежде чем принимать новые технологии. Важно получить обратную связь от людей заранее.

После четырех лет работы в профессиональной группе, использующей ушные мониторы, я был обескуражен, узнав, что наша церковь собирается приобрести такие же мониторные системы для музыкальной группы. Ниже – рассказ о том, как я понял, что ушные мониторы не для меня.

Сначала предисловие. Когда я хочу лучше вникнуть в нюансы записанной музыки, наушники — первое, при помощи чего я могу этого достичь. Это был мой предпочтительный режим прослушивания музыки в течение десятилетий. Кроме того, я стараюсь избегать чрезмерной громкости, особенно на репетициях, где «война громкости» быстро приводит к звону в ушах. Кажется, что наушники – наиболее логичный способ получить контроль над миксом, сохранить уши, и сделать всех счастливыми. А я хотел быть счастливым.

Когда группа, в которой я играл помимо церкви, сделала переход от напольных к персональным ушным мониторам, мы оснастились цифровой консолью Yahama, персональными микшерами Aviom A16, передатчиками и наушниками Shure E5. Группа даже зашла так далеко, что были изготовлены индивидуальные ушные заливки, чтобы наушник плотно сидел в ушном канале. Мир переезжал в новую эру, и мы тоже запрыгнули на подножку. Все профессионалы переходили на персональные мониторы, любая критика воспринималась как бред.

У нашего саундмена закружилась голова. На сцене остался только один инструмент, который производил акустический звук — барабаны. Гитарные усилители, басовый аппарат, мониторы клавишника – все ушло со сцены, у него не осталось ничего, что могло бы конкурировать с тотальным контролем над звуком.

Я бился изо всех сил с самого начала. Начнем с того, индивидуальные ушные заливки не дают идеального уплотнения, и каждый раз, когда я пел, на определенных гласных звук барабанов проникал достаточно жестко. Кроме того, я обнаружил, что для меня предпочтительно делать микс не только для каждой песни, но иногда и во время песни нужны изменения. Когда мы работали с напольными мониторами я сделал это сам, интуитивно. Если я хотел, например, во время бриджа лучше слышать барабаны, я просто делал шаг ближе к барабанщику. Те дни ушли. Я обнаружил, что с обеими руками на гитаре невозможно изменить микс, который меня устраивал на саундчеке. Проблема была в том, что я никогда не мог найти баланс. Я никогда не был доволен более чем на 30 секунд.

Обратной стороной полного контроля является изоляция. In-Ear-система делает это очень хорошо. Проблема для меня была в том, что уши заставили меня чувствовать себя изолированным. Мне казалось, что я играю не с настоящими людьми. Близость живых выступлений исчезла.

В группе я был в меньшинстве. Саундмен был убежденным верующим в персональные мониторы, клавишнику нравилось, как звучали его цифровые клавиатуры, все остальные сумели приспособиться и преодолеть. Через несколько месяцев я отказался от борьбы, и старался не испортить праздник всем остальным по поводу этого нового инструмента. Но я не был счастлив, я не был доволен, я был расстроен.

Может быть, я только один такой, кто смотрит на инэйры подозрительно. Я до сих пор стараюсь себя убедить в их значительном превосходстве над традиционными напольными мониторами (например — у меня в ушах никогда не звенит после репетиции в наушниках). Тем не менее, за четыре года работы в инэйрах у меня накопились некоторые замечания о недостатках систем персонального мониторинга.

Во-первых, работа музыканта в том, чтобы играть музыку, а не микшировать свои собственные мониторы. Можно, конечно, предположить, что на саундчеке музыканты установят комфортные для себя уровни на своих персональных микшерах, сохранят их, и будут готовы к исполнению. Но — дайте музыкантам что-то покрутить, и они будут крутить, крутить и крутить. Я сам такой, и я знаю, что я не единственный.

Во-вторых, звук в наушниках не имеет пространственных качеств, ему не хватает глубины, объема и жизни. Я не говорю о реверберации. Человеческое ухо привыкло слышать тонкие детали, которые добавляют звуку определенности в локализации. Мы привыкли слышать звук направленно. Я скучаю по этому.

В-третьих, корректный баланс инструментов это борьба, но я считаю, что это — необходимая борьба. Свое место в мониторном миксе это более, чем вопрос громкости своего инструмента, это вопрос внимания ко всей музыке. Умение слышать всю группу и правильно выстроить баланс некоторые люди достигают только в конце своей музыкальной жизни. Кто-то кричит: «Слишком много гитары!», и вы учитесь настраивать ваш усилитель немного по-другому. Вы узнаете, как услышать себя в контексте других музыкальных элементов. И вы учитесь быть терпеливым и идти на компромисс. Если у вас нет этого умения, инэйры смогут это скрыть, но вы никогда не можете научиться балансировать. Инэйры позволят вам быть настолько эгоистичным, как вы захотите.

Если Вы решили, что должны инвестировать средства в персональные мониторные системы, я надеюсь, что вы внимательно рассмотрите все плюсы и минусы. В этой части современных технологий нет никакой магии, которая сделает всех счастливыми.

lsj16x16


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Обсуждение