Бас и бочка в миксе basskick_lead Full view

Бас и бочка в миксе

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 

Дэвид Молтон делится некоторыми секретами создания грува.

Большой барабан (бочка) и бас-гитара представляют собой основу музыкальной выразительности, фундамент, на котором возведено «здание» музыкального произведения. Бас как ритмическая и гармоническая основа присутствует в музыке любой эпохи и любой страны и национальной культуры. И рок-н-ролл, в основе которого мощное усиление и высокие технологии, – не исключение.

Большой барабан и бас-гитара – настолько важные элементы этой музыки, что о них надо проявлять специальную заботу, особенно при записи. Исполнители, продюсеры и студийные звукоинженеры должны понимать значение для музыки этих двух инструментов, и по отдельности и в совокупности. Они – базис для создания музыки, эмоциональность которой содержится в ритме, гармонических схемах и риффах рок-н-ролла.

Имейте в виду, что рок-музыка – музыка высокой энергии, высокой интенсивности. Она воздействует на тело так же, как и на душу. И это придает особое значение низким частотам, представленным большим барабаном и басом. Звуковые волны низкой частоты – вообще самая мощная часть музыкального спектра. Звуки, длина волн которых превышает человеческий рост, не только слышатся, но и физически чувствуются, как вибрация или толчки.

Является историческим фактом, что большие барабаны размером с человека существовали за тысячи лет до нашей эры, так что подобное использование баса – не новая тенденция. Сегодня люди иду в танцевальные клубы и на живые концерты для того, чтобы ощутить вот эту самую низкочастотную «телесную» вибрацию. Ну, а любителям особо острых ощущений я рекомендую послушать выстрелы гаубицы калибра 120 мм с расстояния метров в триста…

Сила в миксе

Большой барабан – это движущая сила, мотор рок-н-ролла, который заставляет нас двигаться. Его мощное воздействие преобладает над остальной частью музыки в том смысле, что он приводит наши тела в движение и заставляет танцевать. В большом барабане – пульс музыки, а где пульс – там и сердце.

Бас-гитара – главный источник гармонии для любой мелодии. Наш слух легко обнаруживает ее глубокий плотный звук в почти любом стиле музыки, она создает музыкальную основу, на которой построены гармония и мелодия. Добавьте ритм и текст – и песня почти готова.

При этом функции баса и барабана различны: для большого барабана это твердый и громкий удар с минимальной звуковысотностью, в то время как бас-гитара дает интонационную высоту при гораздо меньшем ударном компоненте. В результате большой барабан–это основа ритма, а бас–основа гармонии.

Однако их функции, конечно, не ограничены только этим. Бас-гитара обеспечивает большую часть ритмической энергии и драйва во многих стилях музыки. Такие приемы игры на бас-гитаре, как слэп, – прямая попытка усилить ритмическую функцию баса, и это оказалось очень эффективным. В то же самое время, барабанщики могут добавить мелодический и гармонический элементы, используя рото-томы и различные нестандартные барабаны (особенно электронные, а также семплерные) с определенной или относительной звуковысотностью. Правда, такие приемы больше подходят для усложненных музыкальных композиций, в поп-музыке же бас и большой барабан обычно сконцентрированы на своих основных функциях. Давайте учитывать это при рассмотрении особенностей их микширования.

Основы

Бас-гитара и большой барабан имеют общие свойства, взаимодействие которых помогает достичь максимального музыкального результата. Но часто эти сходные элементы могут, оставаясь незамеченными, пересекаться, сталкиваться и конкурировать друг с другом, загрязняя микс и доставляя дискомфорт слушателю, и в итоге уменьшают силу воздействия музыки.

Первое и возможно, наиболее очевидное сходство – их общий диапазон основных частот. Основные тона и самые важные обертоны бас-гитары находятся в диапазоне от 40 Гц до приблизительно 1 кГц. Спектр остаточного шума после удара по большому барабану может занять зону от 20 Гц (и даже ниже!) до 100 Гц. На мой взгляд, звук удара по большому барабану (рис. 1) состоит из двух частей: сначала идет очень короткий ударный импульс, который покрывает очень широкий диапазон частот от 100 Гц до 15 кГц; затем в течение некоторого времени происходит спад (фаза Decay) с сужением диапазона до зоны от 20 до 100 Гц. Это – вторая часть звука большого барабана, который и конкурирует с бас-гитарой.

basskick_01

Рис.1.Трехмерный график спада типичной звуковой энергии большого барабана во времени в октавных полосах. Атака представлена широким спектром (это зависит также от материала колотушки),так что большой барабан представляет собой широкополосный источник звука. Низкие частоты могут звучать продолжительное время, поэтому пластики больших барабанов часто демпфируют(заглушают) , чтобы сократить звучание инструмента примерно до четверти секунды.

Одна из целей микширования состоит в том, чтобы использовать такой спектр, который соответствует данному музыкальному стилю. В то же время, следует минимизировать совпадения частот. Это особенно верно для низких частот большого барабана и бас-гитары. Как правило, эквалайзер выставляется таким образом, чтобы основной спектр большого барабана был ниже, чем у бас-гитары. Однако широкополосный характер первой фазы удара по большому барабану должен быть сохранен. Фактически, следует поднять уровень в области высших частот, чтобы не пропала фаза атаки. Это позволяет большому барабану быть реально слышимым компонентом микса даже на крошечных динамиках типа Avantone.

В низших октавах удар по большому барабану должен быть поддержан, но следует оставить с запасом «место» для баса и в спектре, и во времени. Так как основной тон большого барабана находится приблизительно между 40 и 100 Гц, это, к счастью, существенно не влияет на спектр бас-гитары. А вот обертоны в области 300…1200 Гц являются особенно важными для повышения интонационной разборчивости, то есть определения звуковысотности баса. При микшировании следует особо добиваться этой определенности. Осторожная коррекция может разделить эти два инструмента в частотной области и дать им независимость, сохраняя их тембровую идентичность.

Есть еще один важный момент. Кроме того, что бас-гитара и большой барабан занимают одни и те же частоты, они и в миксе чаще всего одинаково локализованы по панораме, и именно – помещены в центр стерео-образа. Для этого раньше была техническая причина: на виниловом диске низкочастотная информация должна была быть монофонической, чтобы предотвращать выскакивание иглы из дорожки.

Теперь такого ограничения нет, но позиционирование низкочастотных источников в центр стало традиционным. В то же время, гармоническая основа и ритмическая пульсация, обеспеченные этими двумя инструментами, являются критически важной музыкальной информацией, и они по праву находятся в центре звуковой сцены. И поэтому мы не можем допустить конфликт или непорядок в этой области.

Если оба инструмента должны находиться в центре сцены, они должны дополнять, поддерживать и не мешать друг другу. Барабанщик может оставлять басисту паузы и позволить ему играть доли такта, такт или даже несколько тактов без конкуренции с большим барабаном.

Аналогично, басист может оставить барабанщику место для заполнения. Но когда бас-гитара и большой барабан должны совпадать, они должны сделать это с максимальной точностью. Размытое чувство ритма у басиста или барабанщика будет немедленно замечено. Помимо ухудшения художественного впечатления от музыкального исполнения, такая неточность при многодорожечной записи загромождает центр стереокартины в миксе, и таким образом ослабляется все воздействие гармонического и ритмического «ядра». Получившуюся в итоге запись неприятно слушать и трудно продать.

Диалектика баса и барабанов

Все выше сказанное привело меня к пониманию того, что в многодорожечной записи удобно эти два инструмента представлять себе как единый инструмент, «метаинструмент». В этом «метаинструменте» удар по большому барабану дает массивный, мощный и одновременно острый и четкий импульс, который ведет музыку вперед, в то время как бас обеспечивает протяженный и плавный спад и определенную высоту тона, что поддерживает гармоническую основу песни.

В миксе большой барабан столь изолирован от остальной части набора ударных инструментов и так сильно связан с басом, что обычно более правильно и логично рассматривать большой барабан и бас как один инструмент, чем управлять ими по отдельности.

Когда я свожу, я обычно начинаю с большого барабана, но быстро перехожу к дорожке баса и объединяю его с большим барабаном, прежде чем переходить к малому барабану, том-томам и оверхедам. С синтезированными барабанами и басом дело обстоит иначе – по моему мнению, они не являются партиями того же самого тембра.

Я начал обращать внимание на соотношение большого барабана и баса в рок-музыке в начале 70-х на примере таких групп, как Led Zeppelin. Благодаря творческому потенциалу музыкантов и развитию технологий это получилось красиво. Слушая ваши любимые альбомы, обратите внимание на бас и большой барабан – на них играют музыкально и целеустремленно.

Вот нотный пример из альбома группы The Cars 1978 года (рис. 2). (Помните 78-й? Еще нет Yamaha DX7, еще нет MIDI, еще нет компакт-диска!). Обратите внимание на скоординированную ритмическую фигуру большого барабана и баса:

basskick_02

Рис.2.TheCars

В качестве других удачных примеров я рекомендую первый альбом Seal, продюсер Тревор Хорн (рис. 3), и песню Tears for Fears «Sowing the Seeds of Love», продюсер Дэвид Баскомб (рис. 4). Эти альбомы оказались удачными и по продюсированию, и по качеству музыки и исполнения. Они хороши и как примеры аккуратного, ясного и четкого взаимодействия баса и большого барабана.

basskick_03

Рис. 3. Tears for Fears

Удары на первую и вторую долю не случайны (рис 4). Это введение почти лишено ритмичности, но деликатное использование большого барабана в сложном переплетении с басом завораживает слушателя ритмом. Иной эффект производит песня «Killer» у Seal: вы почувствуете энергию работающих вместе баса и большого барабана, почувствуете напряженность в синкопированном чередовании этих инструментов.

basskick_04

Рис. 4. Seal

Я полагаю, что большинство ведущих современных исполнителей и продюсеров интуитивно знают о важности взаимодействия баса и большого барабана. Записи Майкла Джексона с продюсером Квинси Джонсом, Принса и других дают тому очень интересные и яркие примеры. Музыкант, продюсер, звукоинженер может многому научиться в звукозаписи, сосредотачивая свое внимание только на этих двух ключевых инструментах.

Действительно ли хороша группа, пришедшая на запись? Действительно ли правильно выставлены параметры настройки эквалайзера? Многие из этих вопросов отпадут, когда тема взаимодействия баса и большого барабана будет хорошо изучена. Анализируя музыку на каждом концерте и на каждой записи, прежде всего обращайте внимание на басовый регистр.

Студийные «хитрости»

Есть несколько основных студийных технологических решений для того, чтобы эффективно связать воедино большой барабан и бас. Они довольно распространены, но при этом не вполне очевидны, поэтому я еще раз остановлюсь на них. Во всех этих технических решениях используются компрессор/лимитер/гейт с управлением через side-chain, и основная цель здесь – управление взаимодействием между этими двумя инструментами и улучшение такого взаимодействия.

basskick_05a

Рис 5a. Огибающие большого барабана(1), баса(2) и ducking-баса(3).

basskick_05b

Рис 5б. Вверху – бас и большой барабан звучат вместе без ducking, бас маскирует большой барабан; внизу – большой барабан с ducking-басом доминирует в миксе.

Ducking (приглушение)

Это, вероятно, самый распространенный из методов.

При ударе по большому барабану происходит понижение уровня сигнала баса, затем этот уровень возвращается к исходному, и остается на этом уровне, пока не прозвучит следующий удар (рис 5).

На рис. 6 можно увидеть, что компрессор управляет сигналом бас-гитары. Компрессор при обычных обстоятельствах уменьшает уровень баса, когда он становится слишком большим. Но в данном случае басовый сигнал не посылают на регулятор уровня компрессии, который управляет усилением компрессора. Вместо этого сигнал от большого барабана подается в цепь side-chain компрессора, чтобы сигнал большого барабана заставил снизиться уровень баса. Следует установить самое малое значение времени атаки (attack) и отпускания (release), тогда компрессор позволяет сохранить высокий уровень басового сигнала, при этом не маскируя звук большого барабана в миксе, а удар по большому барабану доминирует над атакой струны на бас-гитаре. В результате мы получаем более интенсивную ритмическую «накачачку» без повышения общего уровня сигнала в миксе.

basskick_06

Рис 6. Блок-схема для ducking. Басовый сигнал компрессирован огибающей сигнала большого барабана. Необходимо установить самое быстрое время release, чтобы избежать неестественного звучания реверсивной огибающей баса.

Большой барабан с определенной высотой

В данном случае нет никакого взаимодействия между басом и большим барабаном. Вместо этого при помощи генератора (обычно синусоиды, но могут использоваться и другие формы волны для достижения интересных эффектов) спад с определенной высотой тона добавляется к чистому импульсу большого барабана. (рис7, 8)

basskick_07

Рис. 7. Огибающая очень сухого удара или щелчка (вверху); огибающая гейта на выходе гейта (внизу); сигнал гейта, совмещенный с синусоидой от тон-генератора (справа).

basskick_08

Рис.  8. Блок-схема к рис.7.

В этом случае большой барабан используется как ключ для открывания порогового фильтра (гейта) с большим значением времени release и синусоидальная волна проходит через пороговый фильтр. Обычно частота подмешиваемого тонального сигнала находится между 20 и 80 Гц и может быть подстроена под тональность песни. В результате партия большого барабана приобретает родство с басовой партией, а характер удара становится более плотным и «пробивным». Продолжительность спада (или время release) формирует характер звучания и поэтому, в свою очередь, определяется характером песни.

Субмикс

Эта технология позволяет держать дополнительные дорожки с ритмическими инструментами более громкими по амплитуде и более близкими по балансу, не затрагивая при этом общий уровень звука. Большой барабан и бас (иногда я добавляю сюда также же и малый барабан) микшируются обычным образом. Кроме этого, их сигналы посылаются в Aux (иногда с коррекцией в плюс по низам и верхам), затем пропускаются через лимитер (действительно в режиме «сплющивания»), а затем этот субмикс добавляется к главному миксу с уровнем на несколько децибелов меньше прямых сигналов большого барабана и баса.

basskick_09

Рис. 9. Aux-микс большого барабана и баса сильно лимитирован и смикширован с прямыми треками на несколько децибел ниже их уровня.

Таким образом, этот субмикс будет слышен только тогда, когда один из двух прямых треков немного «проседает» по интенсивности или уровню. В остальное время субмикс замаскирован. В результате партии баса и большого барабана звучат напряженно, интенсивно и четко, даже если при записи в студии они не отличались таким звучанием.

Феномен синтезированного звука

Я всегда полагал, что взаимодействие между большим барабаном и басом – явление естественное и потому подходящее для программирования тембров и оно должно привлекать разработчиков синтезаторов и музыкальных программистов. Это замечательная возможность для создания виртуальных метаинструментов.

Не так уж трудно создать комплексный звук, в котором будут сочетаться ударная атака и тембр большого барабана с интонационной определенностью бас-гитары, – в сочетании с интересными возможностями управления по MIDI. Нет никаких причин, мешающих разработке множества таких инструментов с действительно необычными и непривычными динамическими и тембровыми качествами, которые могли бы выполнять музыкальные функции большого барабана, о которых шла речь в начале статьи.

Когда я проверял эту идею в лаборатории синтеза музыкального колледжа Berklee, студенты тоже пришли к выводу, что это интересная мысль. Но ее реализацию они увидели в использовании многодорожечной записи: взять звук большого барабана и работать с ним, пока этот инструмент не зазвучит так, как это понравится экспериментатору; затем то же самое проделать с басовым звуком; затем смикшировать их вместе и так далее.

Таким образом, практика многодорожечной записи может плодотворно соединиться с экспериментами по синтезу звука, что позволит уменьшить зависимость музыкантов и продюсеров от звуковых качеств акустических инструментов.

Дэвид Молтон. 

Материал из архива журнала «Звукорежиссер»,  №02, 2009.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Обсуждение